День Победы!

День Победы - главнейшая скрепа нашей страны. Она у нас в крови. И её наибольшим образом ненавидят ВСЕ враги России, внешние и внутренние. Можно расходиться во взглядах на развитие страны, расходиться во взглядах на те или иные события.
День Победы, Парад - объединяет.
И разделяет.
Ибо если человек отрицает День Победы, Парад - не наш он. Враг.

Ну а мы сегодня празднуем. И вспоминаем ушедших предков, тех самых Победителей. Едем к ним на кладбища, у кого есть могилы. Стопочку им ставим, как положено. Мы живы и Россия, потому что были они.

Истинно так...

Уважаемый Адекват Z написал текст, к которому лично мне нечего добавить.

Чтобы занять осмысленную позицию в дискуссии, надо или нет открывать двери укробеженцам в европах после того, как ридна держава им прищемила хвост, следует, во-первых, найти и сформулировать ключевой вопрос к этой дилемме, во-вторых, на него ответить. Ключевой вопрос, по-моему, совсем на поверхности: лояльность этого контингента России. Какие последствия мы получим, если пустим его в страну на условиях менее жесткой фильтрации, чем сейчас в Шереметьево. Мой ответ на этот вопрос: за каким-то возможным наиминимальнейшим исключением все, кто хотел связать судьбу с Россией, потому что не мыслит себя без и вне ее, имели на это десять лет - и благополучно этой опцией воспользовались. Еще меньше двух лет назад въехать к нам (понятно, не без собеседований на месте) можно было по земле на запорожском направлении, и вырваться со стороны хохлов было по их меркам даже сравнительно недорого. Кто хотел, тот въехал. Тех же, у кого сейчас в странах их пребывания горит под хвостом от перспективы попасть на неньку, а в ней - на убой, следует по умолчанию считать... искал слово довольно долго, остановился на таком - чужими. Не столько в том даже дело, сколько среди этих чужих может оказаться прямых врагов, открытых или не очень, сколько в том, сколько среди них носителей украинства как менталитета, который уже практически не вытравить. С отношением к месту пребывания - любому - как кормовой базе, прошитой до спинного мозга установкой "человек человеку свинья", шкурным хатаскрайничеством - и еще десятками поведенческих особенностей, которые, будучи умноженными на десятки лет и десятки миллионов человек, привели сопредельную территорию туда, куда привели. Есть сильнейшее подозрение, что из тех, кто за десять лет Россию не выбрал, вирусом украинства поражен если не каждый первый, то весьма близко к тому. Не претендую говорить ни за кого, кроме себя, но лично мне наплыв в страну этих чужих не нужен ни даром, ни с приплатой, даже в гипотетических целях таджикозамещения - лекарство будет ничем не лучше болезни. Поэтому нахожу, что тот фильтрационный режим, который включен сейчас, как минимум до победы следует считать оптимальным, а проблемы укробеженцев вне России считать сколько-нибудь нашими, напротив, не следует. Возможно, из соображений чисто логистического порядка есть смысл открыть (понятным образом на тех же принципах, что и в Шереметьево) наземный пункт пропуска на юге, где-нибудь в Верхнем Ларсе - но и не более.

https://t.me/politadequate/8643

О текущем моменте

Если верить военкурятнику, сегодня не самый простой день для Флота. А мне хочется сказать о другом. Заезжал сегодня по делам в поселок Щеглово, это под Питером. Ну и раз оказался там, завез клубки-носки девочкам из "Ангелов", забрал там материал тем, кто вяжет. И, уже прочитав о беде, увидел, как работает тыл. Знаете, тряхнуло. За спиной у парней на фронте вся страна. Помогает чем может. Вяжет носки. Плетет сети. Делает свечи. Коридоры забиты едой и одеждой. Молча. Спокойно. Держит парням спину. И ждет домой (я знаю, у некоторых там родня). Для иных это особое: супруга плетет сети с женщиной, у которой сын сдристнул. Такое вот... Просто захотелось поделиться.

Rogers Red

Русские и "украинцы". Метафизика конфликта

Спор о дефинициях (определениях) – всегда один из самых важных. Кто формирует определения – тот формирует мировоззрение, закладывает основы понятийного аппарата, системы ценностей и картины мира. Ради того, чтобы утвердить свои определения, зачастую начинают войны.

Поэтому я попробую дать свои, в чём-то нестандартные, а в чём-то ультраортодоксальные определения ряда понятий и явлений.

Славяне – суперэтнос. Разделённый на несколько ветвей (южные, западные, восточные), которые в свою очередь делятся на этносы/народы, а те, в свою очередь – на субэтносы.
Или наоборот, из кучи ручейков малых субэтносов сливается сливается суперэтнос. Было бы красиво. Но не сливается. Ибо славянский суперэтнос разделён в себе.

Полторы тысячи лет славян пытаются завоевать, покорить, уничтожить. В некоторых языках даже само слово «слав» (slave) равнозначно «раб».

Русские – это часть славян, которые не покорились. Которые выбрали сопротивление и стоят на этом.
Помните, как у Гумилёва: На Куликово поле пошли рати москвичей, владимирцев, суздальцев и так далее, а вернулась рать русских.
Русский – это не этническая принадлежность, а надэтническая. Чтобы быть русским, мало быть славянином (или, если точнее, то уже давно не нужно). Нужно НЕ СДАВАТЬСЯ.
Стоять. Как в известном мультике: «Не упал».

Православие – это религия тех, кто стоит на своём. Орто-доксия – правильное учение.
Но православие ещё и «правильные славяне». Не искажённые, не отказавшиеся от своей идентичности.
Православие – идеология свободных и непокорённых.

Некоторые мечтают видеть нас рабами, тысячу с лишним лет. Крестовые походы организовывают, «дранг нах остен» регулярно, но не получается.
Расы господ, единственно правильные веры, «бремя белого человека», уберменши, надлюдыны – все разбиваются о русских.
Мы стоим.

Катехон, да. Третий Рим, да.

Другие славяне тоже сопротивляются. Сербы держатся. Чехи в Гуситских войнах отжигали, но потом их всё же додавили (впрочем, потом это сопротивление ещё не раз прорывалось в виде «дефенестраций»). Болгары на низовом уровне массово нормальные (с элитами им катастрофически не везёт, а обычные болгары классные). И греки, хоть и не славяне, то тоже православные, тоже угнетаемые и пытающиеся сопротивляться (но всякие «Сиризы» их регулярно предают).
И даже поляки сопротивлялись, вплоть до победы над Тевтонским Орденом при Грюнвальде. А потом слились и всё, пропал болотный хутор.

Как Великая Схизма разделила христианство на православных и антихристов католиков, так и славянский мир разделён на свободных и подчинившихся.
На тех, кто стоит, и на тех, кто лёг и сдался.
На русских (сербы тоже русские) и украинцев (поляки тоже чубатые).

Ибо «украинец». – это не национальность.
Украинец – это «отказавшийся от своей русскости». Как говорил товарищ Ленин «раб добровольный, холоп, хам» (поэтому его украинцы так люто и ненавидят).

Вспомним, как создавались «украинцы». Они создавались в концлагерях, в Талергофе и Собиборе. Тех, кто называл себя русским – уничтожали. Тех, кто соглашался быть «украинцем» – оставляли в живых. Несколько сотен тысяч русских жителей «западной украины» были уничтожены.
Украинец – это отказавшийся от русскости, отказавшийся от православия, отказавшийся от свободы.
Как янычар (уведённый в рабство, вырощенный в чужой культуре и религии, воюющий за чужую страну), только добровольный.
Поэтому мы видим, что есть «украинец» Климкин, «украинец» Аваков, «украинец» Чичваркин, «украинец» Кох и был даже «украинец» Слава Рабинович (но помер).
Как я давно говорю, украинец – это не национальность, это образ жизни. Если натуралистично, то это готовность брать хоть в рот, хоть в зад – лишь бы угодить хозяину (соответствующие признания ими неоднократно делались, видео есть в интернете).
https://vk.com/video435245890_456241402 - вот, например

Поэтому «украинец» ненавидит русского люто, самозабвенно – как раб ненавидит свободного.
«Как эти крымские и донецкие посмели считать, что они лучше нас и не хотят становиться на колени?! Уничтожить их всех!». Сжечь одесситов, заморить жаждой Крым, разбомбить Донбасс – за стремление быть свободными, за решимость оставаться русскими.

Кстати, раб может построить только концлагерь (что мы на "украине" и наблюдаем).

Русский – это свободный, украинец – это раб.
Вот и вся метафизика.

(no subject)

Касаясь трех великих океанов, Она лежит, раскинув города, Покрыта сеткою меридианов, Непобедима, широка, горда. Но в час, когда последняя граната Уже занесена в твоей руке И в краткий миг припомнить разом надо Все, что у нас осталось вдалеке, Ты вспоминаешь не страну большую, Какую ты изъездил и узнал, Ты вспоминаешь родину — такую, Какой ее ты в детстве увидал. Клочок земли, припавший к трем березам, Далекую дорогу за леском, Речонку со скрипучим перевозом, Песчаный берег с низким ивняком. Вот где нам посчастливилось родиться, Где на всю жизнь, до смерти, мы нашли Ту горсть земли, которая годится, Чтоб видеть в ней приметы всей земли. Да, можно выжить в зной, в грозу, в морозы, Да, можно голодать и холодать, Идти на смерть… Но эти три березы При жизни никому нельзя отдать

Симонов велик и актуален изо дня в день, от темы к теме.